Городской центр управления парковками объясняет, куда пропадают автомобили и был ли «распил»

Опубликовано 02 Апр 2015. Автор:

parkovka

Санкт-Петербург, 27 марта. Член координационного совета межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора» Александр Холодов настаивает на том, что ГКУ «Городской центр управления парковками Санкт-Петербурга» незаконно утилизировал путём так называемого распила несколько сотен автомобилей. В свою очередь, представители ведомства с обвинением не согласны и отмечают, что речь идет о невостребованных транспортных средствах (НТС), в большинстве случаев разукомплектованных, которые в прошлом были брошены своими владельцами и помещены на специализированные стоянки. При этом, содержание таковых авто ранее обходилось городу в 1 млн рублей в месяц, в связи с чем и было принято решение об их утилизации.

В среду, 25 марта, Александр Холодов сам лично посетил данное учреждение с просьбой вернуть якобы принадлежащий ему автомобиль, который был вывезен на специализированную стоянку 3,5 года тому назад. В Центре управления парковками действия активиста расценивают как откровенную провокацию, поскольку Холодов отказался предоставлять документы на автомобиль, назвать номер государственной регистрации своего транспортного средства и объяснить, почему он считает, что оно хранится у ГКУ.

Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ связался с Александром Холодовым и попросил его разъяснить свою позицию. Активист считает, что владельцы вышеупомянутых машин были не проинформированы о судьбе принадлежащих им авто.

«Одно дело – голая теория, а другое дело – практика, – говорит Холодов. – Я нашел одну из таких машин и приобрел ее: пусть хотя бы на время, но я стал ее законным владельцем. В Центре управления парковками я требовал, во-первых, вернуть автомобиль, оплатив необходимую сумму ущерба за его содержание. Также, прежде чем забрать машину, я хотел посмотреть, где она находится и в каком она состоянии, и, согласно постановлению правительства, получить к ней доступ, чтобы забрать необходимые документы».

Приняв во внимание запросы активиста, ГКУ сообщило о том, что какие-либо транспортные средства в офисе учреждения отсутствуют. Для получения информации о расположении искомого транспортного средства и его возврата, Холодову было рекомендовано направить в ГКУ письменный запрос с указанием регистрационных данных ТС, приложив необходимые документы. После чего ответ на данный запрос был бы дан в установленные законом сроки.

В Центре управления парковками утверждают, что, прежде чем отправлять автомобили на утилизацию, сотрудниками учреждения были предприняты все возможные меры по розыску владельцев каждого ТС, в результате чего все собственники получили уведомление о необходимости забрать свои машины.

Холодов ставит под сомнение правдивость утверждений ГКУ и считает, что помимо него с подобными просьбами в Центр управления парковками могли обращаться и другие владельцы авто: «Утверждать они (сотрудники учреждения – прим.ред.) могут что угодно. Откуда мы можем знать, обращались ли владельцы автомобилей к ним или нет? Вот я обратился, и что? Пришел с конкретными документами на автомобиль и потребовал его вернуть. Я вот не верю, что они всем разослали уведомления. Если сейчас сделать запрос, они даже номера машин не назовут».

Второй аспект, который смущает Холодова, – это оценочная стоимость НТС. Ранее ГКУ заключило договор с аккредитованной экспертной организацией на оценку транспортных средств, в соответствии с которой реальная стоимость автомобилей в связи с их разукомплектованным состоянием была установлена всего в 950 – 1950 рублей за одну единицу техники. Законность указанных действий ГКУ, а также невозможность и неправомерность хранения НТС за счет средств городского бюджета были подтверждена проверкой городской прокуратуры по заявлениям граждан.

Однако Холодов утверждает, что нет ни единого закона, который бы позволил Центру управления парковками продавать машины. Если же это делать по самым скромным подсчетам, среднестатистический коммерсант готов приехать и за 3 тысячи рублей забрать максимально разукомплектованную машину на металлолом. При этом, по словам Холодова, некоторые авто можно было продать с аукциона куда дороже, таким образом заработав в общей сложности для городского бюджета как минимум 1,5 млн рублей.

Последняя претензия активиста заключается в том, что тариф на содержание эвакуированных транспортных средств (30 рублей за час) был рассчитан с учетом того, что некоторые машины будут храниться на специальной стоянке вечность.

«По сути, те немногие, кто забирают свои ТС, платят «и за себя и за того парня». У нас в Петербурге парковка авто стоит 3-4 тысячи рублей в месяц, а не 20-30, как получается согласно этому тарифу. Таким образом, можно сделать вывод, что он сознательно завышен», – утверждает Холодов.

В СПб ГКУ «Городской центр управления парковками Санкт-Петербурга» НЕВСКИМ НОВОСТЯМ рассказали, что неожиданный визит автомобильного эксперта восприняли как откровенную провокацию.

«Он наотрез отказывался написать заявление с просьбой вернуть эвакуированную на штраф-стоянку машину и не желал провести определенный порядок абсолютно законных юридических действий, направленных на возвращение авто. Понятно, что мы ему из кабинета не можем вывезти эту машину», – вспоминают приход Холодова сотрудники Центра управления парковками.

По словам представителей пресс-службы ГКУ, претензии активиста достаточно поверхностны и необоснованны, поскольку все процедуры по утилизации автомобилей были произведены законным путем. Вырученных от продажи НТС средств хватило только на частичную компенсацию затрат, необходимых для закрытия площадок, на которых хранились данные машины. При этом, часть машин и по сей день находится на содержании учреждения, поскольку их оценочная стоимость превысила 10 тысяч рублей.

«Мы разослали собственникам авто уведомления с просьбой забрать свои автомобили. Кто-то отказался официально, кто-то уклонился. По ГК мы провели независимую экспертную оценку, и те авто, которые стоят до 10 тысяч рублей, были отданы на утилизацию, а по остальным направлен запрос в ГИБДД с вопросом, что делать», – рассказывают в Центре управления парковками.

Согласно статьям 447-449 ГК РФ, если по результатам проведенной независимой оценки стоимость вещи не превышает 10 тыс. рублей, хранитель вправе самостоятельно продать вещь любому третьему лицу. Продажи с аукциона требует лишь вещь, стоимость которой больше 10 тысяч.

Представители государственного предприятия уверены, что в сложившейся ситуации виноваты предыдущие руководители ГКУ Елена Демина и Мария Сергеева, которые, по мнению нынешних сотрудников, нанесли бюджету Петербурга ущерб в 25 млн рублей – в том числе, из-за того, что незаконно размещали эвакуированные авто на штраф-стоянках, аренда которых обходилась городу в абсурдные средства – 1 млн рублей ежемесячно.

Совместно с Комитетом по развитию транспортной инфраструктуры Санкт-Петербурга, возместить предполагаемый ущерб ведомство намеревается через Арбитражный суд. В четверг, 26 марта, состоялось очередное заседание по данному делу, на который пришел и корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ. Однако судом было принято решение перенести заседание на 23 апреля.

«В связи с тем, что нам необходимо составить обвинение, исходя из представленных документов, суд принял решение отложить рассмотрение дела, – рассказывает начальник юридического отдела СПБ ГКУ «Городской центр управления парковками» Наталья Роголева. – На следующем заседании мы ждем ответов по ряду экспертиз, и в соответствии с ними мы будем дальше формировать нашу позицию, настаивать на удовлетворении нашего иска».

Отметим, что представители Деминой и Сергеевой от комментариев отказались.

Текст: Андрей Лящёв

http://nevnov.ru/proisshestviya/gorodskoj-centr-upravleniya-parkovkami-obyasnyaet-kuda-propadayut-avtomobili-i-byl-li-raspil/

Instagram